Выживший

Звездной ночью волчьи тени
Мне дорогу устилали.
Тетиву я рвал поспешно,
Резво смерти избегая.
А луна светила ярко,
Серые не отставали,
Мчались во всю прыть за дичью,
То есть — мной, не отпуская.

Смерть — как следствие погони?
Или жизнь во искупленье?
Некому ответить больше —
Я один ищу ответы.
В жарком беге лунной ночью
Волки дарят избавленье,
Сами этого не зная,
Мне, презревшему заветы.

Я бегу — а мысль быстрее,
Возвращая детства память,
Близостью маня былою
Кровных родичей умерших.
Что случилось? Почему же
Одиночество вдруг ранит
Непривыкшего, что помнит
Развязать войну посмевших?

Я не знаю, я ребенком
Был тогда. Не доверяли
Знаний тайных. И понятно,
Ведь держали все в секрете.
Но я знаю, что разрушен
Мир привычный лязгом стали
И теперь нельзя увидеть,
Как растут в заботе дети.

Всех убили поголовно —
Стариков, детей и женщин
Победители. С той «славой»
Восвоясь, домой вернулись.
Но я — выжил, хоть и смертью
Сам с тех страшных пор помечен.
Я — последний, тех потомок,
Что пред смертью не согнулись!

На одно лишь я надеюсь…
Образ тот, что солнца ярче
Помню я и в снах встречаю,
Веря, что жива невеста.
И ищу ее по свету
Бегая, (а как иначе?)
Свою трусость искупляя.
Да, я жив, но нет мне места…

(с) Аланор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Solve : *
21 − 10 =